Copyright © 2017 Sergey Kolesov All rights reserved

CONTRASTS

Фернанда Декрюк (1896–1954)

Соната для саксофона альта и фортепиано

1. I. Tres Modere, Expressif

2. II. Andante

3. III. Fileuse

4. IV. Nocturne et Final

 

Морис Равель (1875–1937)

5. Павана на смерть инфанты

(Транскрипция для саксофона и фортепиано)

 

Такаши Йошимацу (р.1953)

Соната «Пушистая Птица» для саксофона альта и фортепиано

6. I. «Беги, птица»

7. II. «Пой, птица»

8. III. «Лети, птица»

 

Сергей Рахманинов (1873–1943)

9. Вокализ

(Транскрипция для саксофона и фортепиано)

 

Эдисон Денисов (1929–1996)

Соната для саксофона альта и фортепиано

10. I. Allegro

11. II. Lento

12. III. Allegro Moderato

 

Франсис Пуленк (1899–1963)

Соната для гобоя и фортепиано

(транскрипция для сопрано саксофона и фортепиано)

13. I. Элегия

14. II. Скерцо

15. III. Скорбь

Представленные на диске «Контрасты» произведения для классического саксофона и фортепиано по большей части издаются в России впервые. Несмотря на то, что саксофон – это инструмент с необычайно яркой индивидуальностью и все еще недостигнутыми горизонтами возможностей, это также инструмент с непростой судьбой и тернистым путем признания в качестве полноправного академического сольного инструмента.

 

Саксофон – дитя эпохи романтизма, для которой характерно пристальное внимание к личности и внутреннему миру человека. Эпоха романтизма привела к развитию национальных композиторских школ, появлению новых жанров, поиску новых тембровых красок и инструментов.

 

Новый инструмент бельгийского мастера Адольфа Сакса был восторженно принят музыкальной общественностью. Блестящий знаток инструментов Гектор Берлиоз, первый использовавший саксофон в своих сочинениях, опубликовал в “Journal des Debats politique et litteraire” от 12 июня 1842 г. статью «Музыкальные инструменты А. Сакса», где он восхищается уникальным тембром и «полным, приятно вибрирующим, огромным по силе звуком». Жорж Бизе, также применивший саксофон в своих партитурах, восхищаясь, писал: «Только саксофон может передать нежность и страсть, оттененные сдержанной силой».

 

Тем не менее, в 19 веке саксофон не смог в полной мере раскрыть своего незаурядного потенциала и использовался в качестве новой тембровой краски лишь в немногих симфонических партитурах.

 

В США в конце 19 века зарождается новый музыкальный стиль – джаз. Характерное звучание саксофона, его огромные выразительные возможности как нельзя лучше подходили для этого стиля. Примерно с 1918 года, по выражению одного из критиков, Америку захлестнула джазовая «саксофономания», приведшая к тому, что специфический джазовый стандарт звучания саксофона в сознании массового слушателя стал восприниматься как единственно возможный для этого инструмента. И это не удивительно – ведь в то время как джазовый саксофон триумфально завоевывал мир, академический не имел еще ни собственного полноценного репертуара, ни сформировавшейся школы, ни выдающихся исполнителей.

 

Изменил сложившуюся ситуацию выдающийся французский саксофонист Марсель Мюль (1901–2001). Занимаясь на саксофоне с 8 лет, в 19 он становится солистом-саксофонистом оркестра Республиканской гвардии и начинает активно концертировать по Франции и всему миру, пропагандируя саксофон в академическом амплуа.

 

Организованный Мюлем в 1928 году Квартет саксофонов Республиканской гвардии демонстрировал такой высокий исполнительский уровень, что А. Глазунов, услышав его, в 1932 году создал первый оригинальный Квартет для четырех саксофонов. «Исполнители настолько виртуозны, что трудно представить, что они играют на тех же инструментах, что слышишь в джазах. Поражает меня их дыхание и неутомимость, а также мягкость и чистота интонаций», – писал он своему другу М. Штейнбергу.

 

Концертная деятельность Мюля, его яркая исполнительская индивидуальность способствовали появлению большого количества произведений для академического саксофона, которые вошли в золотой репертуарный фонд этого инструмента. Благодаря педагогической деятельности Мюля во Франции сформировалась эталонная школа игры на саксофоне.

 

В России история развития академического саксофона насчитывает всего около 40 лет и связана, в первую очередь, с именем основоположника русской школы игры на этом инструменте, Народной артистки России, профессора М.К. Шапошниковой.

 

М.К. Шапошникова (р.1940), будучи великолепной кларнетисткой, увлеклась академическим саксофоном и самостоятельно осваивала технику игры на нем, перенимая со слуха эталонное французское звучание. «Саксофон привлек меня тем, что на нем можно петь, у него больше возможностей, чем у кларнета, – говорит она. – Занималась самостоятельно. Читала переводную литературу, слушала пластинки французских саксофонистов и играла по девять часов в день».

 

Активная концертная деятельность артистки способствовала широкой популяризации классического саксофона в нашей стране. Своей исключительно яркой игрой Шапошникова вдохновляла многих советских композиторов на создание произведений для саксофона, что немало обогатило концертный репертуар этого инструмента.

 

Преодолев многочисленные трудности, Шапошникова в 1970-х годах открывает класс саксофона в ГМПИ им. Гнесиных и с того времени ведет поистине подвижническую педагогическую деятельность. С годами она сумела создать свой академический стиль игры, который обнаруживает преемственность и с художественными традициями французских саксофонистов, и с богатейшими традициями русского исполнительского искусства.

 

Этот плодотворный синтез привел к тому, что русская школа игры на саксофоне в последние годы стала во весь голос заявлять о себе на крупнейших мировых конкурсах. Самым заметным достижением на сегодняшний день является яркая победа выпускника Шапошниковой Сергея Колесова в 2006 году на конкурсе саксофонистов – 4ом Международном Конкурсе им. Адольфа Сакса, который проходит раз в 4 года на родине изобретателя саксофона в Бельгии.

 

Перенимая художественные принципы своего педагога и традиции Русского музыкального искусства, Сергей Колесов формирует собственный индивидуальный исполнительский стиль. Диск «Контрасты», который включает в себя 4 разнохарактерные сонаты для саксофона и фортепиано, призван всесторонне показать художественный облик исполнителя.

 

Четыре Сонаты

 

Фернанда Декрюк (1896–1954) – профессор саксофона Парижской консерватории. Соната, написанная в середине 20 века, пропитана шумановской таинственной, порой мистической атмосферой, пентатоническими гармониями в стиле Равеля и Дебюсси. Стремительная 3-я часть «Пряха» перекликается с «Гретхен за прялкой» Шуберта и «Прялкой Омфалы» Сен-Санса.

 

Такаши Йошимацу (р.1953) – современный японский композитор, который, несмотря на авангардистский мейнстрим в современной японской музыке, все же предпочитает работать в классических музыкальных формах. Для его музыки характерны яркий мелодизм и эклектичность. В неоромантической сонате «Пушистая птица» традиционный для японской культуры образ-символ птицы создается через взаимопроникновение классических гармоний, японского национального колорита, импровизационности и джазовых интонаций.

 

Эдисон Денисов (1929–1996) – классик советского авангарда. Стиль Сонаты для саксофона и фортепиано, написанной в серийной технике, соприкасается с элементами джазового языка – его острым «рваным» (rag) ритмом, смещением долей, мелодическими рисунками, напоминающими джазовую импровизацию, напряжением между строгой остинатностью ритма баса и quasi-импровизационными репликами в мелодии. Денисов – один из первых композиторов, который ввел мультифонические аккорды и четверть тона в музыке для саксофона.

 

Франсис Пуленк (1899–1963), - один из самых обаятельных французских композиторов 20 века, соучастник «Шестерки». Соната памяти С.С. Прокофьева для гобоя и фортепиано относится к последним произведениям Пуленка и отличается сдержанной глубиной, лаконизмом и образной насыщенностью. Транскрипция для сопрано саксофона позволяет привнести в эту музыку гибкую выразительность, драматизм и особенную романтичность.

 

Переложение для саксофона и фортепиано знаменитых «Паваны на Смерть Инфанты» Равеля и «Вокализа» Рахманинова ярко демонстрируют лирическое богатство звука саксофона, его близость человеческому голосу. В них саксофон заставляет звучать по-новому уже привычные слуху произведения прошлого, придавая им новые краски и устремляясь в будущее.